ПРИВОКЗАЛЬНАЯ ДУШЕВНОСТЬ
Я спонтанно решила поехать домой к родителям. Потому что дома хорошо, Я спонтанно решила поехать домой к родителям. Потому что дома хорошо, спокойно, стабильность бабушкиных пирожков.
Купила билеты, выпила чаю впрок, чтобы не пить "Майский" - тертые кирпичи из мельхиоровых подстаканников, собрала вещи: книжку, паспорт, зубную щетку — дома все есть и лишнего не надо. Вышла, до Павелецкого 20 минут пешком.

На подходе к вокзалу заметила человека, бесстрашно переходящего трамвайные пути (хорошо, что не Патриаршие, в Замоскворечье Аннушка не разливает масло). Пешеход крикнул вслед уходящему трамваю что-то русское матерное и , очевидно, был нетрезв. Жестяная банка алкогольного коктейля под мышкой и пачка орешков в руке не предвещала ничего хорошего. Прохожий поравнялся со мной, я разглядела чёрную шапку набекрень, испачканную куртку и джинсы на вырост.
Пока я решала ускорится и обогнать потенциальную опасность или замедлить шаг и раствориться в темноте, судьба решила за меня. Подозрительный субъект — шапка в катышках, золотые зубы — обернулся и заговорил: "Эта высотка что? Жилой дом? Я то не знаю. Не местные мы. Из Тамбова". Я промямлила, что это, наверное, офис, все ещё сомневаясь, заводить ли разговор с выпившим земляком. Но Женя — так он представился — не останавливался, узнал, что я из Тамбова и спросил: "Из самого?"

Для людей мало сведущих в провинциальной специфике стоит сказать, что если спрашивают: "Из самого?", то интересуются из областного ли центра или из района, потому что спрашивающий, скорее всего, оттуда и желает уточнить, не из соседнего ли села. Несмотря на то, что я "из самого", а Женя из Кирсанова, мой новый знакомый был очень мил, рассказал, что на поезде дорого, надо ездить на автобусе ("там все ребята ездят"), на прощанье похлопал меня по плечу и пожелал счастливой дороги.

А я-то боялась! Душевность она и на вокзале, и в нетрезвом состоянии, и в шапке с катышками.