РУБЕНС И ХЛЕБОБУЛОЧНЫЕ ИЗДЕЛИЯ
Сегодня вернулась с пробежки — жарко, хочется пить и в душ. Но гимнастику предать не могла: взяла скромно стоящий в уголке коврик и развернула посреди комнаты. Стою параллелью полу, держу планку, руки подрагивают. Но я терплю.
Тем временем где-то на шее образовалась капелька пота и медленно, мерзко соскальзывая, ползёт к подбородку, целясь солёной мерзостью в рот. Во избежание попадания поворачиваю голову влево — там на полу стоит рубенсовский "Танец крестьян", недавно он спустился ближе к плинтусу. И не он один — вся наша домашняя экспозиция переехала на пол, потому что на обоях картина в процессе — издержки жизни в квартире с художницей, но я не против, я за творчество.
И вот я стою горизонтальная, спасаюсь от капельки пота. Пытаюсь отвлечь себя от дрожи в руках — смотрю на картину. Там дородные женщины бегут в хороводе с веселыми мужчинами, им с дерева напевает на дудочке хорошенький ангелок, а я со своей планкой в этой картине отражаюсь.

Они бегают, я бегала. Только я бегаю с лицом, выражающим всю сумрачность утра — иллюстрация к 32-ому километру марафона, а они такие счастливые, безмятежные... Правда, пухлые. А я суровая, но худая. Может ну это всё — бега, шпагаты, берёзки? Может это все только модой навязанное, придуманные злорадным глянцем 90-60-90? Может стоит гордо нести свою мощную фигуру, не словом, а делом доказывая преданность к искусству?

Задумалась и чуть не бросила планку. Что это я? Никаких сомнений! Пляж покажет, кто бегал, а кто фанат Рубенса!