ГРУШИ И БАБУШКИ
Посвящается Инне Сибгатуллиной, перед которой я очень извиняюсь.
Вчера мы собирались танцевать. Красиво накраситься, надеть каблуки и умчаться в такси навстречу барам и танцполам, чтобы топотать там, подогревая веселье коктейлями. Я хотела, я готовилась морально и физически — выпила пару бокалов вина, съела роллы и посмотрела две серии Гриффинов. Я была без пяти минут от решимости встать и начать собираться, но было только одиннадцать, а это значило, что до выхода еще час. Подумала — полежу, почитаю книжку. Читала, читала и заснула. Потому что ночью обычно хочется спать.

Утром, извинившись перед подругами за непреднамеренное занудство, я поехала на ближайший рынок за фруктами-овощами.
Там меня ждали сахарные, раздираемые сочностью груши, румяные ростовские нектарины, мясистые розовые помидоры и хрустящие пупырчатые огурцы. Еду на велосипеде обратно, довольная. В корзине разноцветные пакетики и возбуждающе аппетит пахнет укропом.

Замечалась и чуть не врезалась в бабушку с тележкой, идущую впереди — она тоже с рынка. Тут же себя одернула. Да что же это такое! Где запал, где безудержное веселье — надо хотеть танцевать всю ночь напролет, а не засыпать полдвенадцатого и мечтать о грушах с колхозного рынка. Я себя ругала. Где молодость? Где безрассудство? Так и до покупки продуктовой тележки недалеко! Масла в огонь подливало приближение 24-летия — перед днем рождения, знаете ли, часто посещают мысли о сделанном и делаемом.

Приехала домой, поела груши, успокоилась.

Покупку тележки пока не планирую, но вот читать книжку и спать в полдвенадцатого хочется больше, чем танцевать, это факт.