ноябрь 2016

ДЖОРДЖИЯ МАСТ ДРИНК

поставить галочку напротив каждого пункта опасно для здоровья
Вино

Полусладкое красное Киндзмараули.
Сухие красные вина из сорта Саперави.
Можно белое, но лучше красное.
Коньяк

Домашний или с бессмысленными звездочками.
Французам не понять.
Чача

Пробовать один раз для экспириенса, морщится и больше не пить, если только вы не созданы для чачи или вас не угощает грузин.
Я не создана, но угощали.
Когда больше нет сил на алкоголь, пейте Боржоми!
Есенин был в Тбилиси. Он там влюблялся в Шаганэ и кутил.
Мы тоже кутили. Но не в первый день. В первый вечер, мы пошли в ресторан, куда ходили потом постоянно — посоветовал местный.
В Грузии вообще надо спрашивать у местных. Во-первых, почти все знают русский, во-вторых, абсолютно все готовы помочь.
В первый вечер мы уничтожили первый хачапури по-аджарски и выпили первую бутылку Саперави. Это положило начало поездки.
Следующий день мы начали с Киндзмараули. Киндзмараули на завтрак — это ошибка, даже если завтрак в 11 утра. Не то чтобы мы потеряли день: мы попробовали сушеную хурму, взобрались на гору Мтацминда на фуникулере, замерзли на горе, стреляли в тире в пустом парке развлечений. На обед нашли теплое место и заказали кувшин домашнего вина.
Как пересидеть всех посетителей ресторана
На горе Мтацминда есть парк, аттракционы и летняя кафешка. Там работает хранительница тбилисской горы Тамара. Мы не знали, как её зовут, но выглядела она так: пожилая, с грозным лицом, вся в черном. С мужем она держит кафешку посреди парка.

Летом в там сидят на улице, в ноябре греются около камина в маленьком деревянном домике. Мы пришли — было пусто. Ели хачапури и пили вино, грелись. Пришла и ушла одна русская пара, пришли и ушла грузинская семья, пришли и ушли две негритянки. Пришла еще одна русская пара, но после двух кувшинов вина мы решили, что неприлично засиживаться. Ушли от камина в холод, но в этой деревянной каморке было так тепло, так уютно, пить бы вино вечно и греться.

Ушли. Но если однажды будет грустно, надо просто вспомнить, что на горе Мтацминда Тамара наливает вино и готовит хачапури, а её муж подкладывает дрова в камин.

Синоним вечности.
Там мы попробовали домашнюю чачу. Удивительно неприятный напиток. Водка со вкусом случайно разгрызанной виноградной косточки. Не буду больше пробовать — решила я, но ошибалась. От чачи не зарекайся, если ты в Грузии.

В этот день был еще перерыв на кофе с требованием к официанткам, показать нам, где тусуются местные. Нетрезвым решением идти в другую строну. Ресторан для местных с домашним коньком, где компания за соседним столом рассказывала несмешные анекдоты и пела грузинские песни. Место, куда мы обещали прийти вчера, сказали, что вернемся однажды и однажды настало. Хипстерская кафешка, где играла группа и официанты говорили по-английски лучше, чем по-русски. И наконец, полупустой клуб с отчаянными танцами.

Следующий день мы решили не начинать с Киндзмараули. Пили чай, хотя здесь его никто не пьет.
Поездка в окрестности на такси, где играл армянский шансон. Фотографии у монастыря Джвари на горе, откуда виды с четырех сторон — только фотографируй холодными пальцами.
Обед в городе Мцхета — древней столице. Там два монастыря и очень грустно. Был понедельник, мы зашли в кафе и познакомились с грузинами, которые пили с пятницы. Мы спасались похмельным харчо и хинкали, местные сказали, что под хинкали обязательно нужна водка. Угостили, сказали тост за детей — отказываться неудобно. Был тост еще за что-то. Третий — за жену одного из компании Софью, она скоро присоединилась.

После мы ушли смотреть монастыри, чтобы не злоупотреблять гостеприимством и алкоголем. Курс восстановления здоровья включал горный воздух, боржоми и серные бани.

Недалеко от дома, где мы жили, каменные крыши-шапочки возвышались над землей и дымились как кастрюля: варились тухлые яйца — пахло серой. 50 лари, полотенце и час двойного отпаривания: заходишь в парилку — жарко, выходишь к бассейну — жарко, вода горячая.

Боржоми, здоровье, сон.