Письмо из Одессы
ИННЕ
В МОСКВУ
Инна,

сейчас расскажу про рынок. Я говорила тебе, что люблю рынки? Стоило уточнить, что продуктовые, маленькие и знакомые. Московские ухоженные рынки, где златозубые бабы Вали и красногубые тети Люды — так, для антуража. Настоящий рынок обрушился на меня стрессом, который я всю дорогу домой заедала свежеиспеченным батоном.

Итак, в Одессе есть Привоз — самый крупный рынок, место, где можно купить всё. Всё мне было не нужно — хотелось свежих овощей и фруктов, и я предложила Тане отправиться туда утром в воскресенье — за впечатлениями и продуктами для завтрака.

Сначала были цветочные ряды, толчея и запах помоев. Пробравшись сквозь халаты и тапки, мы стали замечать лавочки с персиками и грушами — вот женщина чистит грецкие орехи, вот другая раскладывает помидоры — и наконец, вышли на огромную крытую площадь с овощами и фруктами. Я (наивная) искала инжир. Почему-то хотелось инжира, а он продавался втридорога. Решено было сменить стратегию: совершить прицельный проход по рядам, посмотреть, чем здесь можно поживиться недорогим и вкусным.

Десять минут на фруктово-овощном поле повергли меня в стресс. Таню тоже. Теперь мы пробирались за сыром и творогом, но попали в мясной ряд: бычьи сердца, говяжья печень и телячья вырезка, в углу каркас ребер обглоданного животного. Мясной рынок — лучшее место, чтобы стать вегетарианцем. В душном запахе крови и сырого мяса мы скорее искали выход. Спасением оказалось соседнее помещение с тушками кур. Дальше — райский уголок холодильников с молочными продуктами.
Творог и сыр — наши первые покупки. Таня предложила взять еще сливочного масла. Мы обратились к продавщице с бордовыми волосами, увешанной золотом, и она стала искать для нас самый маленький кусок. Когда нашла, я спросила, нет ли еще меньше. Продавщица вытянула лицо в возмущении: «Куда же меньше?» Я безапелляционно аргументировала: «Так мы же вдвоем не съедим!» Она прищурила взгляд и ухмыльнулась: «Девочки, пригласите своих молодых людей! Они быстро помогут». На это мне нечего было ответить, пришлось взять.

К маслу требовался хлеб. Мы вышли из павильона, надеясь по пути к фруктам набрести на булочную. Таня почувствовала её издалека. «Чем пахнет?». Не дожидаясь ответа, пошла по следу и оказалась перед ларьком-пекарней. «Самый вкусный, пожалуйста!» — какие могут быть сомнения? Продавщица вручила нам горячий батон, и он, правда, оказался очень хорош.
Дальше ещё одна фруктово-овощная попытка. Оказалось, рядом с продовольственным полем, где мы только что были, есть еще одно и не меньше. Там мы наткнулись на гору слив с кулак, переглянулись, поняли — надо брать. Около слив переговаривались на одесско-украинском бабуля и мужичок. Мы спросили: «Почем сливы?» Они продолжали беседу-перебранку. Мы спросили погромче: «Сливы почем?» Ноль внимания. «Сколько стоят сливы?» — чуть не кричали мы. Оказалось, что бабушка разливает молоко по пластиковым бутылкам, а сливы продает женщина рядом. Смешно. Но к женщине, оказалось, тоже не подобраться — очередь.

Сливы мы всё же купили, и это была одна из лучших моих покупок на этом рынке и в жизни вообще. Но факт остается фактом: на настоящем рынке никто с тобой не разговаривает, а чтобы купить, надо говорить громко, толкаться резко и действовать хитро. Рынки, как оказалось, я не очень люблю. Вот так!

До встречи!

Даша
ЕЩЁ ОБ ОДЕССЕ
ДРУГИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ