ДОМ
У меня на рабочем столе компьютера изображена комната. Интерьер: диван, кресла, журнальный столик, два окна. Сейчас — это мой дом. Потому что в настоящем доме — ремонт.
Потому что мой временный дом сейчас в настолько временном состоянии, что его сложно назвать домом. Пространство? Мастерская? Там голые стены, ободранные под покраску, деревянные полы из 60-х и поверх — краска тех же годов, которой постепенно надоедает этот пол — один и тот же уже уже 50 лет как — и она уходит. Уходит кусочками по направлению к входной двери, к кухне и дивану. Ладно. Пока, краска! Пока, старая жизнь! Привет, новая!

Революция семнадцатого года у меня в жизни, перестройка. Можно устанавливать новые законы, новые правила жизни, можно все подвергнуть сомнению, можно устроить все совсем по-другому, можно захватить что-то из прошлого, выбросить все или что-то оставить.

Я проводила интервью на прошлой неделе и во время постановочных фото (потому что нужно сначала берешь интервью, а потом фотографируют — сидишь красиво, делаешь вид, что разговариваете).
Так вот во время постановочных фото невозможно сидеть и просто открывать рот. Нужно говорить.

О чем? Можно как актеры четвертого плана в театре: "О чем говорить, когда не о чем говорить", — повторять одно и то же с разными интонациями. Но мы решили, что сможем найти тему для разговора. И мы нашли: про то, как мои собеседницы любят убираться дома, потому что порядок дома — порядок в жизни, а я за творческий беспорядок, балансируя над которым, могу чувствовать себя свободной, а не в клетке сложенных по цветам свитеров и идеально выглаженных рубашек.

Но творчески разбросанные вещи на столе — это одно, а голые стены, которые отваливаются кусочками, и утюг, лежащий где-то в коробках — это другое, это слишком.

Но чувствую ли я себя свободной и творческой посреди хаоса жизни, беспорядочной еды, сна невпопад, трат не по делу и море кофе. Да. Абсолютно. Даже так, что хочется немного стабильности: бегать по утрам, овсянку на завтрак и никуда не идти после работы.