Таблички
Игра в добрую и злую бабулю в бассейне в доме, который стоит на горе
Я переехала в дом на Воробьевых горах четыре месяца назад. Сталинская высотка, комнаты с высокими потолками, люди с высокими лбами под немытыми волосами — общежитие МГУ. Сразу вспоминается: "Докторская диссертация в голове не дает право женщине эту голову не мыть" (Александр Цыпкин, "Повесть о женщине из другого времени"). Думаю, эта цитата может стать девизом дома, где я живу.

В замке на горе, в моем МГУ-гранд-будапешт есть всё, что нужно для жизни: wi-fi, круглосуточное питание, магазины, прачечная, тренажерный зал и бассейн. Решив использовать все сервисы, я записалась на плавание.

Утро, спешу в бассейн, опаздываю. Я в куртке и в кроссовках — это важно. Сеанс уже начался, а здесь строго: всюду таблички "Посетители, опаздывающие на сеанс в бассейн не допускаются", "Верхнюю одежду оставлять в гардеробе", "Уличную обувь убирать в пакет".

Добрая бабуля на респшене допустила меня опаздывающую. Но вот следующий бабуля-кордон так беспрепятственно пройти не удалось.
Я в куртке, которая не в гардеробе, и в кроссовках, которые не в пакете, захожу в раздевалку. На меня обрушивается гнев: "Девушка! Вы почему в куртке? Написано же — оставлять в гардеробе. Ах, она ещё и не переобулась!!! Посмотрите на неё! При Иване Петровиче такого не было! Заходят в верхней одежде и в обуви! Я Петру Иванычу пожалуюсь!"

Я этого Ивана Петровича — Петра Кондратьевича (или как его там!) не знала. Его гнев, наверное, ещё страшнее. Но я не боялась. Взяла себя в руки, пререкаться не стала, куртку — в гардероб, кроссовки — в пакет, переоделась и в душ.

Но кажется, утренний гнев, так внезапно обрушившийся, возымел своё действие: я неаккуратными от спешки движениями надела шапочку, зацепила резину и порвала! Все, думаю! Не задался поход в бассейн!

Опоздала — ладно, в куртке зашла, в кроссовках —наругали, ладно, но без шапочки в бассейн точно нельзя! Про это не висит табличка, и именно поэтому такое правило не терпит нарушений.

Теперь не бабуля — я злая: переоделась обратно, обула кроссовки, забрала куртку, вышла, а там злая бабуля ругается с доброй, грозится Кондратом Ивановичем.

Но добрая бабуля меня спасла — дала шапочку напрокат, а когда я уходила, пожелала хорошего дня. Потому что надо по доброму, не по-злому. Тем более здесь - в доме на горе, в храме науки, где высокие потолки и высоколобые люди прячут немытые волосы под купальные шапочки.