ПОБЕГ
когда что-то не так, первое движение — сбежать куда-то
Как в школе: тебя ругают за двойку по алгебре, а ты не можешь объяснить математичке, что это всё, потому что готовилась к олимпиаде по английскому, стоишь, молчишь, хочешь провалиться сквозь землю. А потом выбегаешь из кабинета и ревешь — от обиды, отчаяния и усталости. Тогда ты еще не знаешь, что такие ситуации называются стресс. Распознавать и справляться с ним потом будут учить женские журналы и психологические тренинги. А тогда ты просто подавлена и растеряна.

Прямо как сейчас.

Кажется, антистрессовые приемчики из журналов для домохозяек не помогли.
Итак, я запланировала побег. Мысль о том, как это сладко и вдохновляюще возникла после другого побега, маленького, сегодня утром

Я оторвала себя от кровати в 6. План сработал: я оставила открытыми шторы, чтобы солнце светило и казалось, что уже точно пора вставать. Конец марта, рассветает рано, биологические ритмы должны настраиваться на весну, вставать должно быть легко, невесомо и предвкушаемо.

Но! Так думается зимой, не в марте. Зимой вообще думается много всякой неправды: что можно есть много, потому что темно, потому что под шубой +/- килограмм не заметно, потому что холодно и можно немножко запастись жиром, а одна жиринка еще не жир, еще не жир. Думается, что как только солнце начнет вставать рано, как только чуть-чуть потеплеет, то будешь гулять целыми днями, мороженое есть и вообще. Весна же!
Но весна сразу маем представляется: что все цветет, в голове ветер, хочется делать глупости, веселиться. А на самом деле весь март сидишь в берлоге на низком старте, потому что вот-вот растает снег и выйдет солнце, по несколько раз убираешь подальше зимнюю обувь — ведь точно не пригодится уже, по несколько раз надеваешь пальто, когда на самом деле надо было надеть три пуховика.

Потом апрель. Тепло, наступает весна, а ты то ли от долгого ожидания в засаде, то ли от испуга, что солнце засветило слишком ярко и слепит глаза, остаешься в своей берлоге. Можно для прикрытия заболеть какой-нибудь редкой болезнью, обычной простудой или просто жаловаться на авитаминоз. Не пить таблетки, не бегать трусцой, поднимая иммунитет, а лежать и если нужно, нехотя тащить себя куда-то, зевать и мучаться от расхождения ожиданий и реальности.
У меня такого уже два года не было. Я в начале апреля сбегала подальше: в себя, в Рим, еще куда-то, а в этом году вот она я — в Москве, с надеждами и целями в режиме переоценки. Когда сомневаешься в претворимости своих мечт, перестаешь додумывать, встраивая в туда частички реальности, когда цели начинают раздирать тебя, разводить в разные стороны, сажая на шпагат, на который еще не умеешь садиться, начинаются сложнообъяснимые страдания.

Естественная человеческая реакция на страдания — избегать их.

Чем я и занимаюсь.

Итак, сегодня я проснулась в 6. Открыла глаза, выключила будильник, проспала до 7. Потом заставила себя поверить, что выспалась, собрала руки-ноги-голову в форме человеческого скелета, отвела себя в душ. Вот, оно! Кажется, контрастный душ помог. Особенность авитаминоза, весенней хандры, симулянтской мартовской простуды, в том, что бывают проблески бодрости — собираешь последние силы и — вот она, весна, радость, счастье, бодрость нового дня. Холодная вода душа сменяется на горячую и снова расслабилась, растеклась по пространству, глаза закрываются, ничего не хочется, хочется есть и спать — как зимой.
Это просто переходный период — зима сменяется летом: весной чувствуешь себя подростком, мучимым пубертантными перепадами настроения — уже выкарабкался из зимней позы эмбриона под теплым одеялом посреди снега и холодов, но пока еще не мир, труд, май и всепокоряющая молодость. Все, на что способен ранней весной — это на показательный побег из дома в порыве чувств, как тинейджер.

Я тоже запланировала побег. Не из дома —домой. Так делают взрослые дети.
Удивительно замечать в себе просыпающуюся тоску по дому спустя семь лет самостоятельной жизни.

Когда тебе 18 и ты живешь один, хочется свободы и приключений, к родителям только по праздникам — рождество, майские, день рождения младшей сестры.

Когда тебе 23 и ты живешь один, то иногда хочется к маме и папе, и это бывает чаще, чем три раза в год. Просыпается тоскливое чувство одиночества. С родителями же — особая связь. Я её осознала недавно. Перестала стесняться своего желания ездить домой каждый месяц. На выходных почувствовала, что пора, и купила билет на майские праздники — ну и что, что через месяц. У меня пока и тут есть дела.
И вот среда — у меня будто защемило что-то.

Но я держалась. Проснулась в 6, встала в 7, вышла в 9, в 10 иду на тренировку по верховой езде. Иду, а на душе так тяжело, и пасмурно что-то, и горло, кажется, болит — хоть бы отменилась тренировка, хоть бы отменилась.

Подожди, как так? Ты же любишь ездить верхом, любишь лошадей. Тебя не родители шестилетнюю в музыкальную школу заставляют ходить, ты сама захотела ездить верхом, сама оплатила занятия, сама купила экипировку, назначила занятие утром, а теперь: «Не хочу!» Что за детский сад? Теперь сама себе родитель, сама говорю: «Надо», сама с понурой головой начинаю делать.
Да что же это такое? Что за насилие над собой? Зачем? Просто так. В детстве мне сказали, что без старания, без упорства, усердия, не получится ничего. Чтобы чего-то добиться, нужно сильно стараться, а иногда и страдать. Кажется, я слишком близко к сердцу восприняла эту установку.

Может получиться так, что все складывается без надрыва, с усилием, которое подогревается желанием, а не страданиями? Может. По крайней мере нужно было отменить тренировку, если уж так невмоготу. С другой стороны я и на балет вчера идти не хотела. Могла бы дома лежать, страдать и никогда из этой весенней хандры не выбраться. Сложно все это. Лениться и наслаждаться ленью, когда совсем ничего не хочется или собрать последние силы и делать, что когда-то решила делать, пусть и без удовольствия?
Дилемму разрешила судьба. Мое подсознание взяло в этот раз руководство над происходящим. Я записалась на занятие. Вроде бы… Не стала звонить, проверять. Оказалось, что не записалась. Пришла обрадовалась, что занятия не будет, переписалась на завтра и убежала легкая, парящая.

Так сильно не хотелось ехать на метро, хотелось попить кофе в кафе, хотелось доехать до университета на автобусе или троллейбусе. Я села и поехала кататься. Так мне все нравилось. И солнце вышло, и ехала я по знакомым местам — там, где я когда-то жила и училась.
Пила кофе в кафешке, где бывала еще в студенческие годы, когда думала совсем про другое и не мечтала, что все будет так, как сейчас.

Почти что счастливая, сидела, смотрела на людей, смотрела в телефон — о! папа написал. Написал, что мама уехала в Ялту в командировку, через неделю вернется, даже раньше — в воскресенье. И тут я придумала, что поеду домой на эти выходные. В субботу буду тусоваться с папой и сестрой, а в воскресенье поедем встречать маму и устроим сюрприз! Как это ловко, как хорошо, как удивительно!
Если не знаешь что делать со своей жизнью — соверши побег.
Новые условия дадут новый ход старым мыслям.